50 минут отчаяния от актера из Таллина

Светлана Хлестова, фото - Михаил Самохин  |  Среда , 8 февраля 2012, 11:59
7 февраля в рамках второго Международного театрального фестиваля малых форм «Театроник» в харьковском Доме актера с моноспектаклем «Семён Захарыч из «Преступления и наказания» Достоевского» выступил Вячеслав Рыбников.
50 минут отчаяния от актера из Таллина

Актер и режиссер постановки приехал к нам в город из самого Таллинна.  Спектакль имеет успех по всему миру уже восьмой год. Вероятно, потому что поиски человека в человеке занимают Вячеслава Рыбникова не меньше, чем Федора Михайловича.

Можно ли сыграть отчаяние? Отчаяние отца, чья дочь вынуждена была заняться проституцией? Отчаяние мужа, чья жена умирает от туберкулеза? Оказалось, можно. Но не сыграть, а выразить правдиво, честно, перевоплотившись на 50 минут, которые длится спектакль, в Семена Захарыча Мармеладова, отца небезызвестной Сонечки. Зрители – «празднолюбцы», «умные и хорошие», становятся свидетелями исповеди героя. Мармеладов как будто бы сошел к нам, и не просто со страниц «Преступления и наказания», а с самих улиц Петербурга XIX века.

Герой обращается не к Раскольникову, как в романе, не к толпе, как ставят этот фрагмент многие театры, он обращен к нам – к каждому из зрителей в зале. Заглядывает в глаза, задает вопросы, делится личной драмой. И тут уже стирается более чем вековая грань. Тема маленького человека, которая так часто поднималась русскими классиками, не забылась, не потеряла актуальность. Поэтому такая интерпретация исповеди Семена Захарыча  как нельзя лучше акцентирует внимание на том, что он – не исключение, не яркий пример духовного падения, а один из многих. Таких мармеладовых достаточно на улицах каждого города. Люди, которые, возможно, осознают свое положение, но не меняются. Не хотят, не могут, не имеют на это внутренних сил.

В герое этого спектакля много смирения, однако, хватит ли этого смирения и раскаяния на то, чтобы воскреснуть? Будет ли душа Мармеладова спасена? В постановке герой сам пытается ответить на этот вопрос. Напрашивается ответ на него и у зрителей. Но, как говорит сам Мармеладов: «Так не на земле, а там... о людях тоскуют, плачут, а не укоряют, не укоряют! А это больней-с, больней-с, когда не укоряют!»

ФОТООТЧЕТ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.